?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: производство

Продолжение

-----------------------------

Сивинит (Красноярск) (197?–2004)

Завод производил вискозные текстильные и высокопрочные нити, необходимые для производства тканей, шин и резинотехнических изделий.
В 1999 году за долги была приостановлена подача электроэнергии, прекратились поставки сырья для производства. Завод был признан банкротом и перешел под внешнее управление. В 2002 году администрация Красноярского края, опасаясь социального взрыва и полного разрушения производства, обратилась к московской торгово-экспортной фирме «Юникорн» с просьбой организовать производство и вывести предприятие из кризиса. Тогда «Сивинит» был переименован в ООО «Красноярские волокна» и стал дочерней структурой «Юникорна», который взял в аренду оборудование, производственные здания и сооружения «Сивинита» с последующим выкупом.
К сожалению, судьба «Красноярских волокон» оказалась не менее печальной. С долгами перед рабочими, по всей видимости, полностью так и не рассчитались. Требуя выдачи зарплаты, рабочие устраивали множество митингов на самом заводе, перекрывали проспект Красноярский рабочий и Коммунальный мост.
До 2003 года на неработающем заводе хранились химические вещества, и из-за угрозы теракта они были вывезены (потратили на это дело 7 млн. руб.), и ФСБ официально потеряла к нему интерес.
В 2004 году имущество завода было реализовано как металлолом и часть площадей раскуплена под склады и торговые комплексы.

http://feelek.livejournal.com/39464.htmlИсточник:
http://urban3p.ru/category/factories

«Завод угодил в жернова борьбы тогдашнего губернатора края Александра Лебедя с Анатолием Быковым (предприятие контролировалось людьми Быкова). Незадолго до краха руководство «Сивинита» побывало в Японии, готовился контракт стоимостью в 40 млн долларов на производство анидной нити с компанией «Марубени». И традиционное производство вискозных нитей к тому времени понемногу начало оживать, наращивались объемы, возвращались отправленные в отпуск работники. Контракта не случилось, общество обанкротили с помощью энергетиков, которым «Сивинит» задолжал, и последующие попытки его реанимировать успеха уже не имели».
http://www.newslab.ru/article/292963

Красноярский завод телевизоров (1952–2003)

Началом биографии завода считается 1 сентября 1952 года. Эта дата совпадает и с выпуском первой партии лампового телевизора ''Авангард''. Для завода и жителей Красноярска это явилось крупным событием, днем рождения сибирского телевизора. Все годы завод интенсивно рос и развивался, сменилось несколько поколений телевизоров.
Еще в 2000–2001 годах выпускалась модель «Рассвет», пользовавшаяся устойчивым покупательским спросом. Главные достоинства – доступность, качество, надежность. Завод обладал собственной высокоразвитой проектно-конструкторской базой. По проектам собственного КБ в начале 2000-х годов завод собирался приступить к выпуску электронной радио- и телеаппаратуры нового поколения.
КЗТ производил также станции спутникового телевидения, хорошо известные жителям многих населенных пунктов страны. Приемные станции ''Экран'', ''Москва'' и передатчик ''ФТР''.
Естественно, завод занимался и военной тематикой, производя некоторые виды специальной продукции.
ОАО имело свой стадион, бассейн, поликлинику, профилакторий, где можно было отдохнуть и пройти курс лечения.
«В 1999 году арбитражным управляющим Красноярского завода телевизоров был назначен Григорий Славкин. Бывшее фактически оборонное предприятие к приходу его команды было уже парализовано, производство практически остановилось, госзаказов не было, попытки делать что-то еще, например собирать телевизоры из ввозных комплектующих, закончились ничем. Оставшееся оборудование разграбили. Тем не менее команде Славкина удалось погасить долги и вывести завод из режима внешнего управления. Большая редкость по тем временам. Одновременно с этим, проанализировав рынок и оценив возможность возрождения, пришли к выводу: реанимация невозможна. И предприниматели поступили как подобает предпринимателям: стали скупать акции, консолидируя у себя контрольный пакет. Скупали не тайком – через открытые аукционы. А после, распродав или сдав в аренду бывшие производственные площади, заводскую площадку превратили в то, что сегодня известно как Торговый квартал на Свободном. Похожей логикой, кстати, руководствовалась в свое время команда генерального директора Сосновоборского завода автоприцепов Виктора Зайцева – правда, там до банкротства дело не дошло. Они просто прекратили производство из-за отсутствия перспектив».
http://www.newslab.ru/article/292963

Завод «Динамо» (Москва) (1897–2009)

Завод им. С.М. Кирова «Динамо», располагавшийся на юго-востоке столицы, в районе метро «Автозаводская», был одним из крупнейших электромашиностроительных предприятий СССР, да и, пожалуй, всего мира.
Производил электродвигатели и аппаратуру для электрического городского транспорта, краново-подъемных устройств, экскаваторов, прокатных станов, морских судов и др. Очень значительная часть продукции шла на экспорт.
Завод основан в 1897 г., принадлежал западно-европейским фирмам. Производил полукустарным способом электрооборудование по зарубежной технической документации. В 1903 г. на заводе возникла большевистская партийная организация (одна из старейших в России). Рабочие активно участвовали в Революции 1905–1907 гг. и Октябрьской революции 1917 года.
В 1932 г. завод выпустил первый советский магистральный электровоз «Владимир Ленин». В годы Великой Отечественной войны (1941–1945) выпускал оружие и ремонтировал танки. Основные технологические процессы механизированы и автоматизированы: действовало более 100 конвейерных и поточных линий общей протяженностью свыше 3,5 км. В 1973 г. выпуск продукции по сравнению с 1960 г. вырос в 2,5 раза.
Награжден орденом Ленина (1943), орденом Трудового Красного Знамени (1947) и орденом Октябрьской Революции (1971). В 70–80-е (лучшие) годы на заводе работало до 30 тысяч человек.
Еще в 2003 году московская пресса писала о «Динамо» так:
«В 2003 году "Динамо" оставалось ведущим в России разработчиком и производителем тягового и подъемно-транспортного электрооборудования с номенклатурой более 5 тысяч наименований изделий.
Завод "Динамо" всегда был и остается флагманом отечественного моторостроения. У него есть мощная научно-техническая база по разработке и внедрению новых комплектов электрооборудования для городского транспорта, в которую вкладываются немалые средства.
Приоритетными для "Динамо" являются разработки для городского пассажирского электротранспорта. Много сделано для Московского метрополитена.
По Люблинской линии уже бегают новые составы "Яуза", полностью укомплектованные электрооборудованием АЭК "Динамо". Их разработчики, в том числе генеральный конструктор и директор Всероссийского научно-исследовательского проектно-конструкторского и технологического института кранового и тягового электрооборудования (ВНИПТИ) Валерий Скибинский, получили госпремию РФ. Кроме того, "Динамо" поставляет Московскому метрополитену оборудование для ремонта подвижного состава».

Источник: «Вечерняя Москва», 21 апреля 2003 г.
А вот так в 2011 году:
«...Но некоторые еще надеются на чудо реанимации и вспоминают старые заслуги предприятий – продукцию Тушинского машиностроительного, заводов «Динамо», «Серп и молот»... Сегодня они практически ничего не выпускают, выживают в основном за счет аренды. Переезд убьет этих заслуженных ветеранов окончательно».

Источник: «Ржавый пояс столицы»,
«Аргументы недели», http://www.argumenti.ru/print/gorodm/n284/102085

В 2008–2009 годах 100 процентов акционерной собственности «Динамо» было куплено ЭДС-холдингом, который включает в себя несколько крупных электромашиностроительных предприятий России.
«ООО "НПО "Кузбассэлектромотор" (КЭМЗ) планирует до конца октября завершить размещение на своей территории производственного оборудования московского завода "Динамо-Плюс" (оба входят в корпорацию "ЭДС-Холдинг"). "ЭДС-Холдинг", который приобрел 100% акций компании "Динамо Плюс" в феврале 2008 года, летом прошлого года переместил с московского завода в Кемерово производство двигателей для компрессоров железнодорожных вагонов и метрополитена. Их выпуск успешно освоен и налажен, подписан контракт с ОАО "РЖД" и алма-атинским метро».
http://www.delkuz.ru/content/view/9998/ (март 2009 г.)

Вплоть до середины 2010 года монтаж оборудования, перемещаемого с завода «Динамо», на «Кузбассэлектромоторе» завершен не был.
Другие части заводского оборудования «Динамо» предполагалось переместить в Ярославль и Свердловск, где также функционируют части холдинга ЭДС.
В настоящее же время московский завод «Динамо» банально разбирают на металлолом. Производство на московской площадке завода фактически не осуществляется. Де-юре юридическое лицо существует в виде «Динамо-Плюс», которое до сих пор входит в «ЭДС-Холдинг». Большая часть производств московского завода перенесена на площадки холдинга в других городах. В этой связи уникальные кадры рабочих и инженерных специальностей, более чем столетняя школа навыков и традиций утеряны, дух и атмосфера великого предприятия утеряны практически безвозвратно. Легендарный завод с великой историей доживает при нынешней власти последние дни.

Орловский завод управляющих вычислительных машин им. К.Н. Руднева (1968–2006)

При создании завода УВМ им. Руднева предполагалось, что вместе с ленинградским и киевским «Электронмашем», зеленоградским  «Ангстремом», минским «Интегралом», смоленским ПО «Искра» и ныне почившими в бозе курским «Счетмашем» и  Казанским заводом ЭВМ это предприятие станет основой для советской компьютерной индустрии или, как тогда это называлось, производства  ЭВМ или УВМ.
Действительно, завод УВМ им. Руднева сумел довольно быстро наладить производство электронно-вычислительной техники и уже к концу 80-х годов начал серийный выпуск отечественных компьютеров «Спектр» и «Радуга», разрабатываемых в Киеве и Черновцах. Объемы производства начали исчисляться десятками тысяч штук. Они уступали западным аналогам и отставали от них на 5–7 лет, однако при надлежащем внимании к отрасли и минимальной ее поддержке это расстояние можно было сократить довольно быстро. Во всяком случае, в стране существовало бы собственное развитое компьютерное производство.
При этом следует отметить, что в СССР существовал полный цикл производства: от конструкторско-технических разработок до сборки ЭВМ.
Последние свои компьютеры завод им. Руднева собрал в середине 90-х годов. Затем последовала длительная агония. Окончательно завод прекратил свое существование в 2006 году.

Комментарий «ЭФГ»: Данная рубрика вызывает повышенный интерес наших читателей. И множество вопросов. Поэтому подчеркнем: и в данном номере, и в предыдущих мы постарались отобрать для описания прежде всего те предприятия, которые составляли красу и гордость отечественных высоких технологий, тех самых, которые должны были обеспечить прорыв страны в будущее и о которых столько пафосных слов, с придыханиями и проникновенным закатыванием глаз, произнесли и продолжают произносить высшие должностные лица России… При этом по преимуществу те предприятия, которые закончили свое существование (правильнее сказать, были уничтожены в результате ошибочной экономической политики) в последние годы.
Мы считаем эти два уточнения принципиально важными для объективного и всестороннего анализа искренности слов и эффективности действий нынешней власти, которая виртуально, с экранов ТВ, горой стоит на защите отечественных высоких технологий. Дела же, увы, таковы каковы. И этот факт невозможно оспорить…
Многие из приведенных в рубрике предприятий можно было спасти даже еще в 2005–2009 гг.
Несомненно, если бы  газонефтяные сверхприбыли, вместо их стерилизации в Стабфонде, вкладывали в погибающие высокотехнологичные предприятия, как это неоднократно предлагала «ЭФГ» в 1997–2011 гг., может быть, и предприятия бы выжили, и кризис 2008–2009 гг. не ударил бы по российской экономике так больно.

Оренбургский аппаратный завод (1943–2009)

Оренбургский аппаратный завод был одним из крупнейших предприятий Оренбурга. Он производил специальную радиоэлектронику для нужд обороны, а также бытовую электронику, например радиоприемник «Колос» (начало выпуска – 1977 г.), обладавшую передовыми для своего времени техническими характеристиками.
Завод пытался идти в ногу со временем и к началу 90-х годов освоил производство полностью отечественных компьютеров «Сура», разработка и производство которых было первоначально освоено в Пензе, на тогдашнем заводе вычислительных электронных машин. В Оренбурге выпускаемая «персоналка» получила название «Хобби». Примечательно, что она была создана на полностью отечественной элементной базе. Так же как, впрочем, и компьютеры «Искра», производившиеся на одноименном заводе в Смоленске. Однако грянул капитализм, и все эти высокотехнологичные порывы закончились. Российским властям на бывшие советские высокотехнологичные предприятия было наплевать – они торопились внедрять зарубежный опыт.
Пензенский и смоленский заводы уцелели, хотя им пришлось «сменить ориентацию»: пензенский ныне производит кухонные плиты и нагреватели, смоленский – кассовые аппараты, в том числе мобильные.
А вот оренбургскому повезло меньше. В 1998 году помещения и часть территории завода были переданы местному университету, а в 2009 году завод был окончательно ликвидирован. На его площадях сейчас располагается бизнес-инкубатор.
В бизнес-инкубаторе расположены 40–50 офисных помещений, оборудованных мебелью и оргтехникой, а также производственные помещения. Запланированы значительные льготы по аренде площадей, централизованные консалтинговые услуги специалистами высокой квалификации. Предполагалось, что «оперившиеся» и «вставшие на крыло» фирмы будут покидать инкубатор и переезжать в другие районы города.
Однако, как отмечают сами оренбуржцы, никакой особой пользы от этого бизнес-инкубатора нет и предприятия, отсюда «вылупляющиеся», пока никакой заметной роли не играют ни на потребительском рынке города, ни в создании рабочих мест. И уж, конечно, ничего высокотехнологичного эти фирмы не производят.
В целом же в России современное производство персональных компьютеров полного цикла практически уничтожено разнообразными «реформаторами» и «модернизаторами». Хотя еще в 1993 году производилось около 200 тысяч штук подлинно отечественных компьютеров разных марок. Как мы уже писали, они несколько уступали зарубежным аналогам, но ведь никто не запрещал вкладывать деньги и усилия в то, чтобы это отставание сократить. Однако в силу проводившейся и проводящейся ныне экономической политики руководством страны стратегическая отрасль была проставлена в невыносимые условия.
Теоретически шансы на спасение и развитие подлинно российской компьютерной отрасли существовали даже еще в начале нынешнего века. Однако руководство РФ палец о палец не ударило для спасения этой важнейшей и определяющей направление развития современной цивилизации отечественной отрасли.
В настоящее время отечественным производством персональных компьютеров в основном именуется сборка, ведущаяся из комплектующих (процессоры, материнские платы, видеокарты, карты памяти, блоки питания и пр.), производимых крупными транснациональными корпорациями типа Intel, AMD, ATI или Sony на Тайване, в Китае, Малайзии или Южной Корее, реже – в США и Европе. В принципе такую сборку может выполнить в домашних условиях любой более или менее продвинутый пользователь компьютера.
Ведущими отечественными сборщиками являются Depo Computers, K-Systems, Kraftway Computers и Formoza.
В последние пять лет в России начали появляться и дочерние (сборочные) производства таких всемирно известных производителей компьютеров, как Hewlett-Packard, Acer, Lenovo.
В первом квартале 2010 года первую строку мирового рейтинга крупнейших производителей занимала Hewlett-Packard, продавшая за 3 месяца 15,97 млн компьютеров – на 22,2 процента больше, чем в I квартале 2009 года. Второе место – Acer с 10,87 млн. реализованных ПК, далее следует Dell, реализовавшая 10,67 млн. компьютеров. На четвертой позиции – Lenovo с 7,02 млн проданных компьютеров. Пятую, шестую и седьмую позиции занимают Toshiba, ASUS и Apple, реализовавшие за 3 месяца 4,58 млн., 4,39 млн. и 2,80 млн. компьютеров соответственно. Остальные поставщики сообща продали 25,24 млн. ПК. Таким образом, суммарная рыночная доля первых семи игроков составила 69%, суммарная рыночная доля всех остальных – 31%.
Объем российского рынка в первом квартале 2010 года составил примерно 2,2 миллиона штук, или около 8,5 миллиона штук в год. Лидерами по продажам на российском рынке являются Acer, Asus, HP, Samsung и Lenovo.
Что касается российских сборщиков, то общий объем их поставок на российский рынок составляет примерно 10–15 процентов его объема – от 800 тысяч до 1,3 миллиона штук и имеет тенденцию к снижению.
Крупнейший российский сборщик, Depo computers, владеет примерно 7–8 процентами рынка настольных компьютеров, но значительно уступает транснациональным конкурентам в сегментах ноутбуков и портативных компьютеров, сборка которых представляет собой более сложную техническую задачу, чем сборка настольных.
В общем, и здесь та же тенденция, которую мы уже отмечали в производстве бытовой радиоэлектроники: подлинно отечественное производство полного цикла уничтожено вместе с брендами, на его место сначала внедряется «серая» (сборка осуществляется полуофициально, комплектующие закупаются на открытом рынке, принадлежность комплектующих и бренд производимой продукции не афишируются), «белая» (сборка осуществляется официально, принадлежность комплектующих афишируется, а сами они закупаются у корпораций-производителей, фирма приобретает официальный статус дилера или заключает иные официальные соглашения о сотрудничестве с крупными ТНК) или «красная» сборка (фирма действует официально и имеет соглашения с производителями комплектующих, но внедряет свой собственный сборочный бренд), а затем приходят дочерние подразделения ТНК.

Хабаровский завод «ЕВГО» (2000–2009)

Один из очень немногих российских заводов, построенных уже в постсоветское время. Сама компания была образована в 1992 году. Специализировалась на выпуске (сборке) стиральных машин и телевизоров из иностранных и отечественных комплектующих, но под собственным логотипом.
«Невероятно, но факт: ни хабаровчане, ни кто иной больше не увидят в магазинах бытовую технику с гордым брендом «ЕВГО»: руководство компании и совет кредиторов предприятия приняли решение об окончательном банкротстве и распродаже имущества едва ли не единственного на Дальнем Востоке производителя телевизоров, кондиционеров, стиральных машин и многого другого.
– Если бы дело было в каких-то субъективных факторах, мы бы нашли способ сохранить предприятие, – признался нам Сергей Алексеевич, – но всё гораздо глубже и хуже. Возможно, мы вообще были не правы, когда открывали подобное производство здесь, на Дальнем Востоке...
Десять лет назад, когда компания только начиналась, ее создатель Геннадий Важничин был уверен ровно в обратном. С высоких трибун, на страницах газет предприниматель утверждал, что патриотично настроенный бизнес просто обязан создавать собственное радиоэлектронное и электробытовое производство в Хабаровске. И для имиджа края, и для занятости населения, и для пополнения бюджета территории. И его слова не расходились с делом. Буквально на глазах из небольшого цеха «Группа «ЕВГО» превратилась в настоящую фабрику бытовой техники, объединяющую не только сборочное производство, но и производство корпусов, упаковки и иных комплектующих. Компания вышла не только на всероссийский, но и на международный рынок. Поставки шли в Казахстан и иные страны СНГ, телевизоры хабаровской марки получали призы на московских выставках, рос объем продаж, на заводе трудилось порядка 500 человек со средней зарплатой в 20 тысяч рублей. Компания платила сотни миллионов рублей налогов. Геннадий Важничин был признан победителем краевого конкурса «Предприниматель года».
– Мы искренне хотели, чтобы техника марки «ЕВГО» была целиком российского производства, – говорит Васильев, – но запускать в Хабаровске сложные технические производства: кинескопов, двигателей, электронных плат и так далее – даже в эпоху потребительского бума было нереально, нужны были слишком большие деньги и слишком большие, миллионные, объемы для рентабельности. Ни «ЕВГО», ни иные российские предприятия не нуждались в столь гигантском количестве комплектующих: невозможно пристроить на рынке, где такая плотная конкуренция, столько готовых бытовых приборов.
Тогда группа повела поиск по России. И даже нашла Миасский (Челябинская область) оборонный завод, который делает двигатели с незапамятных времен. Но у челябинцев двигатель получался очень дорогой, в разы дороже китайского, потому что цена на медь у нас была в разы выше, чем на мировом рынке, потому что делали их немного. В результате «ЕВГО» пришло к тому же, что и все, – к китайской «начинке».
…Но создатели компании не хотели быть просто «отверточной» сборкой. Так в планах предприятия появилась идея практически полного производства собственного вида продукции, которая на тот момент не имела аналогов на рынке, – полуавтоматической стиральной машины.
В результате на фабрике «ЕВГО» было развернуто уникальное производство крупногабаритных пластиковых деталей, таких как корпус стиральной машины, запущены технология порошковой окраски изделий, линия формовки металлических корпусов, участок термопласт-автоматов, линия по производству изделий из пенополистерола. Все они, кстати, сохранены в рабочем состоянии и сегодня. Фабрика производила до 20 тысяч стиральных машин в месяц. На их изготовлении работали 300 человек. К 150-летию Хабаровска, которое, напомним, отмечалось в мае 2008 года, «ЕВГО» выпустило миллионную машинку!
Естественно, предприятие брало кредиты. Бизнес-план был рассчитан на то, что многопрофильная фабрика с большим оборотом сможет довольно быстро окупить инвестиции. Но тут пошли проблемы с радиоэлектроникой, потом и с иной техникой.
– Совпало много вещей, – вспоминает Васильев. – Падал курс доллара. Конкуренты – китайские, корейские компании – получали преимущество: импорт стал более доступным. Затраты на внутрироссийское производство с каждым годом росли…
В целом же в России инвестиционные условия всегда были слишком дорогие. По сути, рынка инвестиционного кредитования в стране с момента перестройки не существовало. Назвать инвестиционным кредит под 12 процентов на три года можно весьма условно. Что можно сделать за три года?

Источник: «ЕВГО»: затея не удалась,
за попытку – спасибо», Раиса Елдашова,
«Тихоокеанская звезда»,
12.03.2009

Завод «ЕВГО» прекратил производство в 2009 году.

Комментарий «ЭФГ»: Как можно видеть из этого материала, проводимая властями России экономическая политика, в том числе в части поддержания крайне высоких ставок по кредитам, душит даже те немногочисленные ростки действительно свободного предпринимательства, которые ухитрились прорасти в наших крайне непростых постреформенных условиях.

Ульяновский радиоламповый завод (1959–2003)

Производил высокотехнологичную продукцию для оборонных нужд, в том числе для боевых, медицинских и гражданских лазеров. Из продукции гражданского назначения – радиоприемники «Риф» и «Утес».
Цеха разгромленного предприятия превращены в торговые павильоны и отданы на откуп коммерсантам.

Завод им. Козицкого, Санкт-Петербург (1853)

Завод им. Козицкого – один из старейших в России. Основан в 1853 году как главные телеграфные мастерские немецкой фирмы «Сименс и Гальске», с 1881 г. – завод акционерного общества «Сименс и Гальске». Начинался завод из небольшой мастерской на Васильевском острове в Петербурге. Мастерская специализировалась по сборке телеграфных аппаратов Юза и искровых радиостанций.
…Незадолго до революции 1917 года на завод из ссылки возвратился арестованный в 1915 году царской охранкой Николай Григорьевич Козицкий (правильно – Казицкий). Он создал в цехах большевистскую организацию, сформировал красногвардейский отряд, который в октябре 1917 года принял участие в восстании.
…После революции советское государство приступило к решению важной задачи – радиофикации России. Петроградскому телеграфному заводу поручили организовать производство радиовещательной аппаратуры, и вскоре в магазинах появились первые радиоприемники – «Радиолина».
…В военные годы завод был перенацелен на выпуск военной продукции (радиостанции для армии, средства связи для флота) и засекречен.
С 1960 года завод рассекречен и опять стал именоваться Ленинградский завод имени Козицкого. Весной 1966 года был построен новый цех по сборке первых отечественных серийных лампово-транзисторных телевизоров «Вечер» и «Вальс», опытный выпуск которых налажен с 1965 года. В 1966 году завод строит цеха по производству первых отечественных цветных телевизоров знаменитой в будущем марки «Радуга», первые марки – «Радуга-4» и «Радуга-5» появились в продаже уже осенью 1967 года.
Завод модернизировался, наращивал мощности, начался выпуск нескольких поколений цветных телевизоров «Радуга», которые выпускались миллионными партиями, в том числе и на экспорт. В 1974 году завод преобразован в ЛПТО имени Козицкого, затем в ПО «Радуга», потом в ЗАО «Завод имени Козицкого» и, наконец, в ПКГ «Радуга». Но наступили 90-е, СССР распался, и, как большинство промышленных предприятий, завод пережил те же проблемы, хаос, обнищание, банкротство, распад на более мелкие предприятия.
«Всесоюзный производитель телевизоров "Радуга" был вынужден отказаться от этого бизнеса в 2004 году в связи с появлением в Калининграде кластера сборочных производств (там собирают телевизоры под марками всемирно известных ТНК) и резким падением цен на телевизоры. Чтобы как-то загрузить освободившиеся мощности, завод стал продавать отдельные услуги, бывшие до сих пор в единой производственной цепочке, – пеноупаковку, гальванопластику, фрезерно-токарные работы, поверхностный монтаж микросхем. Но основной поток денег шел все-таки от военных заказов».
Источник: http://groteck.ru/news/49730

Специализацией завода продолжали оставаться радиопередающие устройства различной мощности, используемые на кораблях, в береговых центрах и в системах управления радиосвязью, приемные устройства для торгового флота, стационарные и портативные УКВ радиостанции для силовых структур и спецслужб страны. Однако, учитывая общее состояние армии, военного и гражданского флота в России, понятно, что производство военной продукции завода сократилось кратно. Выпуск телевизоров «Радуга» и DVd-плеера «Хоро» осуществляется чуть ли не штучно.

Комментарий «ЭФГ»: Завод им. Козицкого пока, слава богу, продолжает существовать, и его еще не постигла судьба московского «Рубина» (см. «ЭФГ» № 29/2011), хотя, как мы видим, в основном производит пеноупаковку, тару для «Кока-Колы» и фрезерно-токарные работы. (Завод возлагал определенные надежды на проект внедрения цифрового телевидения в России и вместе с другими петербургскими радиоэлектронщиками еще в 2007 году создал даже проект почти полного цикла: от производства оборудования для генерирования сигнала и студийного оборудования до антенн, передающих и приемных устройств. Однако это пока до сих пор всего лишь незавершенный проект, у которого есть мощные конкуренты в США, Европе и Китае. А у конкурентов – мощные лоббисты, из числа тех чиновников в России, что больше любят рынок, чем отечественное производство. Да и спутники наши стали падать слишком часто.)
Аналогичная судьба постигла, к примеру, еще два высокотехнологичных предприятия: Рязанский завод счетно-аналитических машин, где еще в середине 90-х производились советские компьютеры «Искра» и «Партнер» (ныне на площадях завода развернуто производство замков и фурнитуры под маркой «Border»), и Саранский телевизорный завод, производивший телевизоры «Спектр» и «Лайме» (предприятие ныне трудится на ниве создания пластиковой тары для торговли, животноводства и птицеводства).
При этом сохранение юридических лиц де-факто несуществующих или перепрофилированных предприятий дает нынешним хозяевам возможность использовать их бренды в рекламной деятельности, а чиновникам и политическому руководству страны – создавать фальшивую шумиху о сохранении отечественных высоких технологий. Все довольны.
Словом, как мы уже неоднократно писали в данной рубрике, российскую радиоэлектронику в 2001–2011 гг., при нынешнем президенте и его предшественнике, постиг небывалый разгром. Участие российских производителей в производстве оборудования и приставок для «цифры», безусловно, отрадное само по себе и составляющее главную гордость министра связи Щеголева, мало что изменит на основном для отрасли рынке – собственно телевизионных приемников.
Нам придется всё это восстанавливать.

Окончание следует